Театр малых форм по-прежнему востребован в концертных программах, этот фельетон ВИНТОВКА И РОГАТКА вполне подойдет, для подготовки номера, в исполнении чтеца или ведущего событийного мероприятия.

Фельетон раскрывает сюжет – воспоминание о случае на войне со снайпером, где началом послужил необычный для музея Вооруженных сил экспонат.

ВИНТОВКА И РОГАТКА Фельетон

У каждого из нас в жизни бывают особенные встречи, которые остаются в памяти и сердце навсегда. Об одной такой встрече я и хочу вам рассказать. Точнее — это две встречи. Причем первая из них — заочная…

Однажды в Центральном музее Вооруженных Сил, что в Москве, я увидел на одном из стендов под стеклом снайперскую винтовку. Во время войны, как гласило пояснение, из нее было уничтожено 309 фашистов. Ее владелец — Герой Советского Союза старший сержант Павличенко. Но меня, сказать по чести, поразила не винтовка — она занимала свое законное место. Поразило то, что находилось рядом с ней. Самая неожиданная вещь. Я даже глазам своим вначале не поверил… Мальчишеская рогатка. Да, да, самая что ни на есть обычная рогатка — оружие нашего босоногого детства. Я бы понял, если бы увидел этот экспонат, скажем, в музее ЖЭКа или школы под рубрикой «Ай-яй, как не стыдно!» Но тут —среди священных реликвий войны!

И я подумал, может быть, это память о родном доме, которую сержант Павличенко пронес через всю войну? Или подарок погибшего друга? А может, эту рогатку он подобрал на пепелище сожженного фашистами села, дав клятву отомстить за загубленные мальчишеские жизни?.. Ответа не было. Прошло время, и я уже стал забывать о музейной рогатке, как однажды во время праздничного концерта, который я вел в Краснознаменном зале ЦДСА, кто-то за кулисами сказал, что в зале сидит группа ветеранов войны — Героев Светогорского, Союза. В числе других была названа фамилия Павли­ченко…

Павличенко! Какой он? Мне рисовался огромный, солидный мужчина и почему-то непременно с черными, лихо закрученными, усами. Я посмотрел в зал через дырку в занавесе. Действительно, в пятом ряду сидели военные с Золотыми Звездами на груди. Я искал среди них усатого. Но его почему-то не было. А, впрочем, почему обязательно усы, подумал я. Он же не мальчишка какой-нибудь, чтобы носить усы и бороду. Солидному человеку все эти излишества ни к чему. Словом, во время антракта я пулей выскочил из-за кулис и подошел в фойе к группе героев.

— Товарищ генерал, я бы хотел побеседовать с Павличенко, — обратился я к седому ветерану.

— Павличенко? — ответил генерал. — С удовольствием.

Людмила Михайловна, вами интересуется молодой человек. Наш конферансье.,.

Мы подходили к интересной женщине.

Вы можете понять мое положение. И я зашептал:

— Товарищ генерал, вы не поняли. Меня интересует не жена Павличенко, а он-сам, бывший сержант, снайпер.

Наверное, я сказал это слишком громко, потому что женщина, мило улыбнувшись, произнесла: «А это я сама и есть. Бывший старший сержант».

И только тут я разглядел на ее платье Золотую Звезду.

Так вот он какой, прославленный герой войны! Солидный, с большими закрученными усами… Я невольно рассмеялся. Глядя на меня и, наверное, все поняв, рассмеялась и Людмила Михайловна… Да… но рогатка… каким образом у девушки на фронте оказалась мальчишеская рогатка?! И, собравшись с духом, я прямо спросил у нее об этом. И вот что услышал:

— Октябрь 1941 года. Севастополь в жестокой осаде. У нас, его защитников, нет продовольствия, воды, боеприпасов. Все жители, которые остались в городе, помогали нам чем могли. И среди них — вездесущие мальчишки. Однажды ребята окружили меня, стали рассматривать снайперскую винтовку, а потом спросили — что я делаю, когда не нахожусь на передовой и не охочусь на фашистов? Я ответила: иду на какой-нибудь пустырь и там тренируюсь, чтобы стрелять без промаха… Прошло несколько дней, и вдруг те же мальчишки принесли мне вот эту рогатку.

— Понимаю, говорю я.

— Это что-то вроде посвящения в рыцари. Или присвоения звания почетного мальчишки. Вроде Нет, — медленно и задумчиво ответила Людмила Ми­хайловна.

— Все гораздо проще. И может быть, романтичнее. «Тетя Люся», — сказали мальчишки, — мы знаем, что в Севастополе осталось очень мало патронов. Возьмите эту рогатку. Она самая, самая лучшая из всех в городе. Мы проверяли. Она и для глаз хороша и для руки. Так что не расходуйте зря патроны для тренировки. А все какие есть — выпускайте в фашистов!»

Наказ ребят! — закончила Людмила Михайловна, — я постаралась выполнить как можно лучше. А с рогаткой не расставалась всю войну — в осаде, на фронте, в госпиталях. Даже пробовала из нее стрелять…

— Ну, как, Людмила Михайловна, без промаха?

— По совести сказать, — улыбнулась она, — у вас, мальчишечек это получается лучше… — И уже серьезно добавила: — Так донесла ее до Берлина. А когда дирекция музея попросила меня передать самые дорогие реликвии я отдала снайперскую винтовку — подарок ижевских рабочих и рогатку севастопольских мальчишек… Где-то они сейчас?

Вот и вся история.

Дорогие друзья, кому доведется посетить Музей Вооруженных Сил — пусть обратит внимание и на скромную рогатку. Это тоже одна из священных реликвий войны!

Монолог для ведущего от Паспер

Сценарии ко Дню Победы на Донковье